Амаурэя

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Амаурэя » Описание мира » Хроники Амаурэи


Хроники Амаурэи

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

История мира в зарисовках:


2

О происхождении мер'ай


Как именно возникла раса, доподлинно неизвестно, но все считают, что начало всему положили именно люди. Существует легенда, которую передают из уст в уста, из поколения в поколение. В ней сказано, что когда-то раса мер’ай жила на суше. Они были обычными людьми, жившими на небольших островах и занимающимися рыбной ловлей. Но жизнь там была далеко не идиллической. И суровое море сделало этот народ жестоким. Они были настоящими дикарями, нападали на соседние острова и управляли покоренными племенами, как тираны. Они жертвовали детей богам и пили вино из черепов побежденных врагов. А сердца их были холодны, как ледники на севере. И вот однажды зимой среди них появился человек. Кое-кто утверждал, что он принадлежал к одному из покоренных племен; другие говорили, что он был внебрачным сыном тогдашнего короля. Этот человек заявил, что они живут по неправильным законам, и заговорил о мире. Все, кого предки мер’ай тогда угнетали и унижали, потянулись к нему, привлеченные словами о доброте и сострадании. Он путешествовал по многочисленным островам, у него становилось все больше сторонников, а протесты звучали все громче. В то время мер’ай правил король Рафф, он послал своих воинов, чтобы они убили всех последователей этого человека, а ему принесли его голову. За ним охотились долго. Воины короля уничтожили население многих островов. Говорили, что море оставалось кровавым целую луну. Наконец, чтобы прекратить убийства, в самый разгар бойни он по собственной воле явился в тронный зал. «Пусть все закончится», - объявил он и сдался стражам короля Раффа. Они пытали его семь дней и ночей. Его ослепили раскаленным железом, раздробили руки и стопы ног и, наконец лишили мужского достоинства. Потом его окровавленное, изуродованное тело привязали к плоту и отправили в море на съедение акулам. Он пел, когда его тело уплывало прочь, - но не песнь мести, а прощения. Те из его сторонников, кто еще оставался в живых, и многие, услышавшие песню в первый раз, последовали за плотом в море. Даже родная дочь короля вошла в волны вслед за этим человеком. Одни говорили, что они были любовниками, другие – что ее тронула его песня. Как бы то ни было, известно одно – голос королевны обладал магией. И войдя в воду, она сплела свою песню с его песней. Тогда со дна моря поднялись могущественные драконы, ответив на ее призыв. Они забрали с собой изгнанников и благополучно увезли с островов. После того, как драконы спасли изгнанников, король Рафф отправил свои корабли на охоту за ними. Он приказал убить всех, включая драконов. Но снова, человек, которого он пытался сломить, не позволил ему это сделать. Он встретил армаду короля Раффа на огромном белом драконе и попросил остановить кровопролитие. Этот человек был так изувечен, что едва держался на спине дракона. В ответ на слова слепца король Рафф рассмеялся и приказал своим воинам пустить в ход копья и гарпуны. Дракона и человека пронзила сотня клинков. Умирая, они погрузились на дно, и их кровь смешалась с соленой водой. После жестокого убийства своего вождя, его последователи пришли в неистовство и преисполнились прежней жестокости. Поддерживаемые драконами, они напали на армаду короля Раффа и омыли палубы кораблей кровью, не пощадив никого. Голову короля насадили на пику, и его собственная дочь выставила ее на носу флагманского корабля. Но на этом все не закончилось… Когда моря покраснели от крови погибших, истинный народ мер’ай уже появился на свет. Тот самый вождь, что проповедовал мир и ушел под воду под ударами сотен копий, не умер, как не умер и его белый дракон. Три дня кровь дракона и человека смешивалась с солью моря. Целительные свойства, присущие крови дракона, начали преобразовываться в водовороте смешанной крови. Магия размыла границу между человеком и драконом. Человек стал немного драконом, а дракон – человеком. Они вечно слились воедино и оказались связаны неразрывными узами. Когда тот человек полностью пришел в себя, он поднялся со дна моря верхом на белом драконе. Его темные волосы стали белыми, как чешуя дракона; между пальцами рук и ног появились перепонки. Дракон и человек теперь могли разговаривать друг с другом, как это бывает с теми, кто связан родственными узами. Однако одно оставалось в человеке нетронутым магией – его сердце. Когда он увидел, какую страшную бойню учинили те, кто клялся его именем, он горестно возопил и навсегда отвернулся от мира скал и солнечного света. Но прежде чем уйти, он отправился к своим последователям на их кровавые корабли и приказал им прекратить убийства. Они склонили перед ним головы, дивясь его чудесному появлению и умоляя позволить им присоединиться к нему. Но он им этого не позволил, сказав, что на их руках слишком много крови и они теперь обязаны будут на земле и на воде защищать детей моря и драконов. Люди смиренно согласились на это и вернулись на свои острова. А тот самый человек навсегда ушел под воду и увел за собой всех драконов. Так как он был больше чем человек, а его дракон был самкой, от их союза родились кланы мер’ай.

3

О происхождении драконов Алауэн


Родоначальниками драконов Алауэн являются Диар и Теоденус. Они встретились более двух тысяч лет назад. Диар была дочерью человеческого рыцаря благородных кровей и одной весьма ветреной девицы. Когда та поняла, что муж не способен обеспечить ей богатство и праздную жизнь, она подала на развод, даже не посмотрев на пятилетнюю малышку. Рыцарь не отчаялся, большую часть времени проводя в походах и подле своего сюзерена. Мать Диар повторно вышла замуж за крупного торговца. И вот лет эдак через пять — шесть по приезду рыцарь застает свою безмерно любимую дочь всю слезах и побоях — оказалось, что пьяный отчим домогался малышки, а получив отпор — избил. Отец не стал терпеть подобного обращения со своим ребенком. В итоге им с Диар пришлось срочно бежать из королевства. На новом месте им было лучше, рыцарь открыл свою школу мечников, Диар пошла в Академию магии. За месяц до выпуска девушки из Академии умер ее отец, сказались старые раны. Поэтому она сразу и не сообразила, куда ее посылают на время практики. Оказалось, какие-то бумаги благополучно перепутали, и Диар отослали в один из фортов Наездников Драконов.
Удивлению ее новых руководителей не было придела: — Как, девушка, Наездница? — Но делать было нечего, взяли и начали обучение, выдав одного из самых вредных и невыносимых драконов, какой только был — Теоденуса.
С ним ведь тоже не так все просто оказалось. Он очень молодым был, еще и пятисот лет не стукнуло. Горячий, язвительный, упрямый. Мать Теоденуса — дочь ведущего крыла и Хранительницы клана. А отец… изгнанный ледяной дракон. Его выгнали свои же. Он прилетел в земли горных драконов, где ледяного приняли пусть не с восторгами, но с добром. Прекрасная Одени Тиа Гелья осенила изгнанника своей любовью, результатом которой и стал Теоденус. Кстати это его неполное и сильно переделанное имя Теге Одени Нусуи, и это в сильно укороченном варианте. Так вот, через какое-то время изгнаннику пришла весть от клана ледяных — они были готовы его простить и принять назад. Тогда этот индивид мужского пола, бросив жену и едва вылупившегося сына, со всех крыльев ринулся в свои Снежные пустыни. Его пытались остановить и вразумить, но он никого не желал слушать и, ранив ведущего крыла, умчался прочь. Больше ледяного никто не видел. Теоденус же так навечно и остался ребенком «того ледяного сердца».
В общим, встреча Диар и Теоденуса не была воспета в балладах — они друг другу нагрубили и пообещали недолгую жизнь. В итоге же лет пять считались лучшей парой «Дракон-Наездник». Понимаешь, есть такая особенность — со временем эти пары практически срастаются на магическом уровне, у них связывается сознание, чувства. И подчиненным в такой связи выступает человек, как более слабый и подготовленный ментально. Именно поэтому они редко обзаводятся семьей, дракон для них дороже.
А у Диар к тому же был несносный характер и рефлекс отвечать на любую попытку мужчины приблизиться к ней хуком справа.
Переломный момент наступил во время одного из рейдов: эта парочка забралась туда, куда не надо, и побеспокоила одну очень старую колдунью. Та и прокляла их, сказав, что «Один оборот, два сердца в клочья». На следующее утро Диар проснулась не со своим другом-драконом, а в обнимку с красавцем мужчиной. Когда стало понятно, что блондинчик этот Теоденус, девушку еле в сознание привели.
Вот такие шуточки у старой ведьмы.
Но мужчина вышел выше всяких похвал — эльфийки засматривались. Высокий, сильный, с золотыми волосами (Диар еще долго фыркала по этому поводу, видите ли не любит она блондинов), с глазами цвета черненного серебра, в общем, эротическая мечта любой женщины.
В общем, подумали они и решили колдунью найти, а, не найдя, бросились на поиск другого средства.
Полгода бывший дракон и магичка по королевствам мотались, и все это время Теоденус со своей напарницы глаз не сводил. Ведь для дракона приход любви — это вспышка, которая застилает глаза и которую невозможно пропустить или проигнорировать. Ну, а Диар как будто не замечала, друг он и есть друг.
Однажды на их пути повстречался один эльф. Красивый, просто сказка. И очень заносчивый, надо признать. Диар тогда впервые влюбилась, долго за ним ходила, обаять пыталась. Но ничего у нее не получилось, эльф только развлекался. А когда после совместно проведенной ночи порвал с ней все отношения, высказав пару не самых лестных слов, не выдержал уже Теоденус. Он и так весь измучился, смотря на симпатию своей возлюбленной, когда же та оказалась столь несчастной — вызвал соперника на дуэль.
И неизвестно чем бы дело закончилось, но именно в этот момент Диар поняла, кто ей дороже.
…а через пять дней проснулась не в объятьях любимого, а рядом с золотым драконом. Оборот закончился, разбив сердца обоим — Диар и Теоденусу.
На долгих три года, пока Диар искала способ быть с любимым, Теоденус оставался драконом. Как она это сделала — не известно даже потомкам Алауэн.
За это время Теоденуса чуть не изгнали из собственного клана за любовь к человеческой женщине. Диар подала руку помощи землям, некогда принадлежавшим ее роду. Парочка выиграла войну с кочевыми племенами, которые делали набеги на окраинные земли, оттяпала себе большой участок земли и назвала его королевством Алауэн.
Диар, правда, ни на мгновение не прекращала поиск выхода для двух любящих сердец. И в итоге выиграла — Теоденусу была дана возможность оборота со второй ипостасью человека.
Он первый дракон Алауэн.
Драконы приходили просить помощи у Диар, и со временем не осталось ни одного истинного дракона, только Алауэн.
Но судьба и здесь сыграла с драконами злую шутку. Противоречие в силах посеяло семя войны, и вскоре некогда единый клан разделился на два противоположных. Драконов Скалистых гор и Северных. И эта скрытая война продолжается по сей день.

4

О сотворении мира


Как уже стало понятно, это мир магии и магических существ…  Когда возник этот мир и каким образом он был создан, до сих пор никто толком не знает. Некоторые думают, что мифические дэвы и асуры были первыми заселенцами этого мира, но тогда как объяснить остатки древних цивилизаций, которые периодически находят на континенте? А никак. На самом деле, еще до появления всех ныне живущих рас здесь жили другие расы, предки нынешних. Они были очень искусны в магии и жили, упиваясь своей магической силой. Поначалу все было мирно, пока некоторым не захотелось прибрать к рукам силу остальных. Вспыхнула разрушительная и долгая война, которая завершилась полным уничтожением тех цивилизаций. От городов остались лишь руины, а почти все представители древней расы погибли. Те, кто остались, продолжили жить, выбирая себе другое место для существования, и начали заново отстраивать города и создавать жизнь. Магические знания, обладающие величайшей силой, были навсегда утеряны… Единственное, что осталось от тех древних времен – руины городов, старые манускрипты и артефакты…
По сей день некоторые путники и искатели (так называют тех, кто всю свою жизнь посвятил поиску артефактов) находят различные артефакты, которые в нынешнем мире до сих пор не могут воссоздать. Единственное, что научились делать нынешние маги, так это различные амулеты, но и для этого нужно быть очень сильным магом.

5

Страницы истории сумеречных


Не успели стереться из памяти имена известных воинов  и подробности всеобщей битвы, как на территории сумеречных появился новый герой.
Этот древний герой каким-то чудесным образом умудрился сделать то, что не удавалось сделать ни до, ни после него никому. Он собрал армию, состоящую из сумеречных эльфов.
Неслыханное дело. Сумеречные ничего не могли делать сообща. По одиночке ловкие воины и охотники, за пределами поля боя упрямые и своенравные сумеречные грызлись по любому поводу, резали друг друга; все группировки, сильно поредев, распадались, отряды – разбегались.
Под руководством героя они сделали то, что им не свойственно – объединились. Действуя как единое целое, армия героя отвоевала свою провинцию у людского сонмища. И организованно охраняли границы. Ровно до того момента, пока герой не погиб и его кольцо не исчезло.
Сила, сплотившая одиночек, пропала в одно мгновение. Армия рассеялась, упоминания о ней остались лишь в мифах. Эльфы расползлись по своим землянкам, пещерам и замкам. Никто больше не поднимал тему завоеваний – никогда. Эльфы довольствовались своими территориями и не посягали на принадлежащие им когда-то земли.

День начала войны.
На рассвете перед битвой короли в сопровождении своих оруженосцев съезжались. То ли для того, чтобы благородно пожелать друг другу доброго утра (или поражения), а может, для того, чтобы в последний раз попытаться вынудить противника сдаться. Они обменивались любезностями, раскланивались, расшаркивались согласно правилам этикета и разъезжались. Черт их знает, зачем.
Так или иначе, но перед боем командующие встречались лицом к лицу. Так было принято.
И вот благородный король в сопровождении одного только оруженосца выдвинулся навстречу нашему герою. Оба были при параде: в лучших своих доспехах, самых замысловатых шлемах, закутанные в шестифутовые плащи с гербами.
Наш герой, надо сказать, не отличался атлетичностью и физической силой – он был строен и гибок, но худощав, и, придавленный весом парадных доспехов, не смог бы управиться даже с полуторным мечом. Благородный король об этом, конечно, знал. Тем большим было его удивление, когда подъехавший к нему герой, приветственно склонив голову, без лишних разговоров легко, будто играючи обнажил клинок и молниеносно вогнал королю в глаз, а его оруженосец на всякий случай продублировал удар, послав во второй глаз арбалетный болт.
Конечно же, наш герой и не думал расшаркиваться с королем. Он послал вместо себя самого умелого мечника, вероломно замаскировав его богато украшенными доспехами, а в оруженосцы ему назначил самого ловкого арбалетчика. Король, так недальновидно подставивший себя под удар, умер. Армия, лишившись главнокомандующего, пришла в ужас и раздрай. Битва не состоялась.
Потому что сумеречным эльфам неведомы благородство и этикет.

6

Легенда об Эзиане


Вообще боги никому ничего не запрещали, что бы ни выдумывали про них жители континента. Им не было никакого дела до запретов. Если только это дело не касалось асуров. С ними-то общаться кому попало не следовало. 
Эзиан, один из молодых богов, в общем-то, тоже не стремился общаться с асурами. Просто так вышло. Как-то само собой, случайно. Незаметно для самого себя влюбился он в знатную, прекрасную и понимающую асуру.
Боги не оставили этот странный союз без внимания. Они десятки раз предупреждали пылкого Эзиана, что добром эти отношения не кончатся. Они вместе и по очереди просили, а потом и требовали  оставить асуру в покое. Эзиан был глух к их просьбам и слеп – ослеплен любовью, которой до тех пор никогда не испытывал. Если бы он был чуточку менее наивным и более осмотрительным…
Все боги были поставлены в известность о взбунтовавшемся Эзиане. На общем совете они решили спасти молодого бога по-своему: лишить асуру жизни.
Но несколько прозревший Эзиан вырвал ее из лап подбиравшейся смерти, умыкнул, спрятал свою возлюбленную на континенте и сам решил не возвращаться к богам.
Тогда боги и вовсе всполошились. Больше всего они боялись, что Эзиан может зачать ребенка с асурой. Даже они не были уверены, что за дитя родится от такого союза. Что, если это будет асур, вернувший бессмертие божественной души? Что если этот асур будет слишком силен и положит начало новому народу, который когда-нибудь поспорит с самими богами за место на вершине мира?
Нет, они не могли такого допустить. Они выследили непокорного собрата и судили. Суд приговорил его к изгнанию, исключению из числа богов и к смерти. Но многим богам смерть показалась недостаточным наказанием. В назидание тем, кто захочет повторить путь Эзиана, они обрекли его на вечные страдания, превратив его божественный дух в феникса, который вечно сгорает и снова возрождается из пепла.


Вы здесь » Амаурэя » Описание мира » Хроники Амаурэи